Рисунок356

ДВЕ ПАРАДИГМЫ ВЗАИМОДЕЙСТВУЮТ. ТКМ И ЗАПАДНАЯ МЕДИЦИНА.

Здравствуйте, уважаемые коллеги! Как-то  все больше и больше ощущается наступление переломного исторического момента, когда «количество вот-вот перейдет в качество».  Я имею ввиду процесс официального взаимного признания двух медицинских систем, который начался в 50-е годы прошлого века. Процесс этот повлек за собой лавинообразное нарастание интереса, накопления опыта, осмысления, объяснения и совместного практического применения классической западной медицины и ТКМ. А всемирная глобализация и обмен информацией онлайн в разы ускорили и усилили это движение.

Бесценный опыт прошлых лет позволил сделать интересные выводы в плане сравнения двух систем мышления и возможностей интеграции. Ведь, несмотря на настоящий кладезь знаний, которым  обладает китайская медицина (как, впрочем, и другие древние натуропатические медицинские системы), главную трудность представляет именно формирование «второй системы мышления» у западного врача, выстраивания единой системы представлений и понятий, позволяющей наиболее эффективно сочетать методы обеих медицин.  ТКМ и Западная Медицина – это две парадигмы, два разных образа мышления, поэтому довольно сложно подогнать одну из них в понятийные рамки другой.  Например, совершенно по-разному стоит вопрос по отношению к патогенному началу, вызывающему болезнь. В этом видится одно из важных отличий между «западным» и «восточным» подходом вообще к различным природным явлениям. Западная медицина, прежде всего, старается ответить на вопрос «ЧТО вызвало болезнь?»  – вирус или бактерия, аутоиммунный или опухолевый процесс и так далее. Западная медицина, как известно, достигла совершенства в определении топического диагноза, «разобрав» человека практически до молекул.  Для китайской медицины (и вообще, восточных медицинских систем) эти моменты не так уж важны. Важно другое – КАК проявляет себя патогенное начало, КАКУЮ реакцию вызывает оно в организме человека. Каким образом проявляет себя патоген? И не столь уж важно, чем он является — климатическим фактором, или инфекционным агентом, или токсином. Главное, что ведет себя он как «жар и яд», или «ветер и холод», или он вызывает истощение и дефицит, или, наоборот, привносит в организм патогенный избыток. Соединение этих двух образов мысли воедино могло бы значительно расширить горизонты познания и увеличить возможности как врача-практика, так и исследователя, я не побоюсь сказать, на порядок. Особенно это важно для определения направлений и задач в научных исследованиях.  Если специалист ТКМ и научный исследователь будут работать в тандеме, то, например, выявление вирусов, ведущих себя как «жар и яд» поможет исследовать китайские рецепты для этого синдрома в плане их противовирусных свойств. Или вот другой пример, показывающий насколько важно взаимодействие двух медицин, когда каждая из систем проявляет свои сильные стороны, но одновременно дополняет и нивелирует слабые стороны друг друга. Например, под китайским диагнозом «истощение чи и инь желудка» может скрываться и легкий гастрит, и рак желудка, и цирроз печени. Особенно на ранних стадиях симптомы будут очень похожи. В таком случае две системы так же прекрасно дополняют друг друга. Китайская медицина – это настоящий справочник по ПРИЧИНАМ возникновения болезней благодаря своей целостной теории (что чрезвычайно важно для профилактики заболеваний и коррекции здоровья с помощью образа жизни и питания). ТКМ реализует индивидуальный подход к пациенту, всеобъемлюще определяя его состояние на конкретный момент времени, и подразумевает лечение, которое подходит пациенту как «КЛЮЧ К ЗАМКУ». Но, со своей стороны, западная медицина достигла больших высот в определении  топического диагноза, который четко определяет ПРОГНОЗ  болезни, СКОРОСТЬ И ИНТЕНСИВНОСТЬ ее развития. Конечно, в классических трактатах ТКМ  подробно описаны пути, по которым развивается то или иное заболевание в зависимости от характера патогенного начала, а так же соотношения силы патогенного начала и состояния защитных сил человека. Но следуя отдельно только одной медицинской системе, то есть китайской медицине, специалисту  необходимо многолетнее кропотливое изучение канонов и ОГРОМНЫЙ клинический опыт, чтобы легко ориентироваться в различных клинических ситуациях и правильно выбирать стратегию лечения. Поэтому понятие «личного клинического опыта» играет в ТКМ важнейшую роль, больше приближая ее к искусству и отдаляя от доказательной медицины, где личному опыту противопоставляется статистически достоверные данные и четко определенные критерии оценки состояния пациента. Вот почему соединение воедино сильных сторон обеих медицинских систем может преодолеть препятствия на пути к взаимопониманию.

Благодаря стремительному росту достижений современной науки интеграция стала возможной на нескольких уровнях. Например, интересным направлением для исследований мог бы послужить синдром ТКМ (паттерн) как отправная точка и максимальная детализация его с позиций современной медицины вплоть до генома, метаболома, протеома. С другой стороны, на практическом уровне врачу западной медицины намного проще выстроить «вторую систему мышления», наведя мосты с основными теоретическими понятиями ТКМ. Синдромы ТКМ не являются абстрактными, они имеют под собой физиологическое обоснование. Так, например, синдром застоя крови подразумевает под собой нарушения реологических свойств крови, генерализованые или локальные расстройства микроциркуляции, гемостаз, или наличие гематомы. Или застой чи – это, прежде всего, расстройства вегетативной нервной регуляции, изменение нормального тонуса сосудов, тонуса гладкой мускулатуры, процессов последовательной перистальтики ЖКТ, желчеотделения и так далее. Ключевыми здесь будут определенные симптомы, которые и объединяют вышеперечисленные состояния в один синдром (паттерн). Такие синдромы как подъем ян печени вверх, расцвет огня вверху, подъем вверх пустого огня на фоне пустоты инь всегда будут характеризоваться патологическим перераспределением крови в верхние отделы тела с венозным застоем в области головы, частыми колебаниями артериального давления, явлениями энцефалопатии с соответствующими симптомами. В свете этого мне видится чрезвычайно перспективным новый современный взгляд на древние трактаты ТКМ, изучение их с позиций современной медицины. К примеру, для определенных нозологических форм западной медицины весьма характерен набор симптомов, объединенных в ТКМ в синдром шао ян. К таким болезням относится постхолецистэктомический синдром, хронический и острый холецистит, диэнцефальный синдром, гипертоническая болезнь с кризовым течением, лимфогрануломатоз, обострение хронического пиелонефрита с резким подъемом температуры, а так же ряд инфекционных заболеваний и другие. Врачу, не знакомому с теорией ТКМ, трудно даже предположить, что все эти заболевания затрагивают в организме одну и ту же регулятивную систему, которая проявляет себя одними и теми же симптомами (четко описанными в теории ТКМ). С другой стороны, для врача, владеющий знаниями ТКМ, это выглядит совершенно естественно и понятно, но объяснить это с позиций западной медицины пока не представляется возможным. Это огромное поле для исследований с возможностью новых важных открытий в физиологии человека и в терапии.

В свете этого огромную ценность для изучения приобретают рецепты из  Вэнь Бин Сюе, Сань Цзяо Бянь Чжен и других трактатов на фоне роста с каждым годом резистентности патогенной флоры к антибиотикам, для поиска новых противовирусных средств на фоне все новых мутаций и изменчивости вирусов гриппа, ОРВИ, новых противогрибковых средств, которые были бы физиологичны, безопасны и эффективны одновременно. Древний алгоритм, описанный Ли Ши Чженем, «Синдром – метод лечения – рецепт» мог бы быть реализован в свете нового взгляда с позиций современной медицины.